Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

19:40
Москва
17 сентября ‘21, Пятница

Алексей Шевченко: «в России в талантах никогда не было недостатка»

Опубликовано

Алексей Шевченко
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Алексей Шевченко: «в России в талантах никогда не было недостатка»

Фестиваль «Органные вечера в Кусково» выходит на финишную прямую – начавшись 29 мая, завершится он 18 сентября.

На протяжении всего лета  посетители усадьбы могут слышать концерты, в которых старинная и классическая музыка соседствует с сочинениями современных авторов, джазом и музыкой из любимых кинофильмов. И почти все концертные программы этого года в той или иной степени обращаются к неисчерпаемому творческому наследию Иоганна Себастьяна Баха. 14 августа «Органная месса» Баха прозвучала здесь в исполнении Алексея Шевченко, лауреата международных конкурсов, одного из интереснейших исполнителей-универсалов молодого поколения. Перед началом концерта нам удалось поговорить с ним.

Алексей,  в фестивальном буклете о вас написано: «Музыкант владеет техникой игры на всех клавишных инструментах». А какой инструмент стоит у вас дома?

Да практически все и стоит. Есть орган, есть спинет – это маленькая разновидность клавесина, есть клавикорд. Ну, и фортепиано, разумеется, тоже есть.

У вас, видимо, большой дом?

Да нет, обыкновенный, стандартный…

И вы на всем этом упражняетесь, а соседи, судя по всему, не только не против, но даже радуются?

Вероятно… Хотя если играть на клавикорде – то они, может быть, и не подозревают о том, что мы музицируем: клавикорд – тишайший из клавишных инструментов, ухо современного человека первые 10 минут его практически не слышит. А ведь в свое время это был любимый инструмент Иоганна Себастьяна Баха!

У вас ведь еще и жена музыкант?

Да, моя супруга Мария Успенская - лучшая российская клавесинистка, победительница конкурса Баха в Лейпциге, лауреат конкурса в Брюгге – это старейший конкурс старинной музыки, там в те годы сидели в жюри по - настоящему легендарные люди, и Мария впервые в истории этого конкурса стала обладательницей премий сразу в двух номинациях – как клавесинистка и как хаммерклавиристка. Западные музыканты обычно с настороженностью относятся к тем, кто замахивается сразу на 2 номинации, и после победы Марии условия конкурса были изменены таким образом, чтобы это стало технически невозможно повторить…

То есть она не только первая в истории, но и единственная? И как вы распределяетесь, когда оба бываете дома - делаете график, кто на каком инструменте когда занимается? Или музицируете в 4 руки?

Единственная - несомненно.  Все уже привыкли, что уровень музыканта и его регалии  далеко не всегда совпадают. Но в случае Марии Успенской – совпадение абсолютное.

У нас дома и большие ансамблевые репетиции  случаются – в частности, репетиции барочной капеллы «Золотой век» под руководством Александра Листратова, которая традиционно открывает и закрывает фестиваль «Органные вечера в Кусково».

 Кстати, в 4 руки тоже играем!  26 октября в Рахманиновском зале консерватории будем играть с Марией все четырехручные сочинения Моцарта на хаммерклавире. Приходите!

На Западе фестивалей старинной музыки много,  есть возможность показать себя.

Да, была - в доковидные времена. Но, будем надеяться, пост-ковидные тоже когда-нибудь наступят.

А у нас как со старинной музыкой дела обстоят?

В России с этим теперь тоже довольно неплохо. Во многом благодаря факультету исторического и современного исполнительского искусства, который существует в Московской консерватории с 1997 года. Факультет был открыт Алексеем Любимовым, а также его сподвижниками Назаром Кожухарем, Наталией Гутман и Юрием Мартыновым. Мне посчастливилось быть в первом наборе, а с 2003 года я преподаю здесь. Надо сказать, что некоторые наши коллеги с традиционных кафедр и специальностей до сих пор не могут смириться с нашим существованием… Тем не менее, среди выпускников нашего факультета уже множество лауреатов престижных конкурсов, преподавателей ВУЗов, в том числе европейских, концертирующих исполнителей. Посмотрите на афиши практически любого московского зала – концертов старинной музыки не два и не три!

Воспитали слушателя?

В общем-то, интерес к старинной музыке существует еще с советских времен. И даже то обстоятельство, что многие академические ансамбли, камерные оркестры, не всегда профессионально специализирующиеся на ее исполнении, тем не менее ее играют, как умеют, свидетельствует о том, что сама эта музыка у нас востребована, запрос есть. Так что уже не скажешь, что это направление какое-то раритетное.

И все равно фестиваль  «Органные вечера в Кусково» стоит особняком. Наверное, уже лет 10 я являюсь его постоянным участником.  Как и  другие солисты  барочной капеллы  «Золотой век»:  Александр Листратов, Фатима Лафишева, Елена Лендова, Руст Позюмский. Все мы не только выступаем на открытии и закрытии фестиваля, но и во время фестиваля – а он продолжается все лето – в разнообразных ансамблевых сочетаниях  играем камерные программы. Так что считаем его своим «родным» фестивалем, и очень за это признательны организатору и художественному руководителю «Органных вечеров» Елене Приваловой.

Насколько я знаю, начинали вы свои серьезные занятия музыкой у знаменитого педагога Киры Александровны Шашкиной.

Детскую музыкальную школу я закончил в Самаре, и мой педагог Марина Семеновна Манькович буквально настояла на продолжении моего музыкального образования. В моей семье далеко не все это приветствовали… Именно Марина Семеновна придумала, что мне нужно поступить к Кире Александровне, и я действительно поступил к ней в школу-десятилетку при Казанской консерватории. А дальше получился зигзаг судьбы – я только-только обустроился в интернате при этой школе, и мама моя уже собиралась вернуться в Самару, как прошел слух, что Кира Александровна куда-то переехала, и в школе ее не будет. Потом выяснилось, что ее ученица Катя Меньшикова получила вторую премию юношеского конкурса Чайковского, и после этого Киру Александровну позвали преподавать в Центральную музыкальную школу при Московской консерватории. Меня в Казани уже распределили к другому педагогу, но Кира Александровна разыскала и забрала меня в числе пятерых своих казанских учеников в ЦМШ. Вот так неожиданно для себя самого я оказался в Москве.

А когда в 1997 году вы поступали на только-только открывшийся факультет исторического и современного исполнительского искусства, в этом тоже была рука судьбы?

Пожалуй, можно и так сказать. Я познакомился с Юрием Мартыновым, замечательным пианистом, клавесинистом, исполнителем на исторических фортепиано, и он рассказал мне про этот факультет. Он был тогда совсем маленький – буквально 7 или 8 педагогов… Собственно, тогда и началась для меня старинная музыка. А органом вплотную я начал заниматься на втором курсе консерватории под руководством Алексея Александровича Паршина, его я считаю моим главным учителем.

Вы, наверное, все органы Москвы знаете как свои пять пальцев?

Практически все – как, собственно, и любой играющий московский органист. В этом смысле музыкальная жизнь в Москве довольно кипучая, да и вообще органная музыка у нас всегда была любима и популярна.

Но ведь орган – это в первую очередь инструмент церковный, католический.

Как это ни удивительно, но орган был изобретен в Византии. А, как мы знаем, Византия была православной. В православии же принято только вокальное сопровождение церковных богослужений, поэтому орган у нас ассоциируется в первую очередь с западными ветвями христианства  - католичеством, протестантизмом.  Тем не менее, есть такой забавный факт, его приводит Леонид Ройзман в своей книге «Орган в истории русской  музыкальной культуры»: в глубоко допетровские времена, когда к Ивану Грозному  пожаловала персидская делегация и подарила ему слона, он в ответ подарил им орган. Увы, в Персии орган так и не прижился – как, впрочем, и слоны у нас в России… А популярностью органа в России и становлением здесь профессионального органного искусства мы обязаны не в последнюю очередь инославным христианам.

К вопросу о популярности старинной музыки. Много ли сейчас желающих поступить к вам на факультет исторического исполнительства?

Много. У нас конкурс, как правило, выше, чем на остальные факультеты.

А как насчет талантов?

В России на таланты никогда не было дефицита. Но всех историческому исполнительству научить, конечно, нереально,  для этого нужны особенные, специфические способности. Поэтому отдельный набор на наш факультет – это, конечно, необходимость.

В глазах обывателя органная музыка – это в первую очередь Бах. Но я знаю, что вы немало трудов положили, чтобы расширить свой исполнительский репертуар.

Да, мы часто включаем в свои программы музыку редко исполняемую. Это напрямую связано с философией исторического исполнительства. Академические музыканты исходят, как правило, из того, что музыка, интересующая их профессионально, начинается с Иоганна Себастьяна Баха. Откройте любой школьный  учебник музлитературы: Бах будет первым автором, которого изучают. А вся предыдущая музыка добаховской эпохи считается вроде как подготовительной. Строго говоря, уже во второй половине XVIII века, в эпоху расцвета галантного стиля, отношение к барокко было скорее отрицательным – это считалось чем-то вычурным, переусложненным, мутным, темным. И так вплоть до начала ХХ века люди искренне верили, что современный им вкус наиболее совершенен… Самая популярная книга о Бахе принадлежит перу Альберта Швейцера, ей, кстати, уже более 100 лет, и начинается она довольно полемическим утверждением, что к Баху все приходит - и от него ничего не идет. Бах, разумеется, очень сильно повлиял на последующую историю музыки. Но Швейцер таким образом хотел заострить внимание читателей на том, что Бах является в некотором роде суммой эпохи – как минимум предшествующих 150 лет. Это была эпоха гениев, и имена барочных композиторов до сих пор открываются.

И кто вам наиболее близок из вновь открытых?

Мне очень близка музыка сыновей Иоганна Себастьяна Баха, хотя они как раз уже представляют галантную эпоху, эпоху чувствительного стиля.  У Баха было 20 детей, из них как минимум четверо стали великими музыкантами – Вильгельм Фридеман Бах, Карл Филипп Эммануэль Бах, Иоганн Кристиан Бах и Иоганн Кристоф Фридрих Бах. Иоганн Готфрид  Мютель - последний ученик и душеприказчик  Баха, жизнь которого была связана с Россией, он много лет прожил в Риге и являлся органистом знаменитого Домского собора, - он как раз из тех иностранцев, которые воспитали в России целую плеяду учеников. Еще  очень люблю русскую музыку доглинковской эпохи – XVIII – н. XIX веков. Буквально на днях мы с Александром Листратовым записали для диска, издаваемого студией звукозаписи Московской консерватории, сонату Ильи Лизогуба – композитора начала XIX века. Их было два брата – Илья и Александр, известны они также тем, что выкупили и таким образом освободили Тараса Шевченко, который был крепостным, как известно. Оба были офицерами, Илья Иванович даже участвовал в Бородинском сражении. Кстати, из истории музыки мы знаем, что многие русские композиторы были офицерами – среди участников «Могучей кучки» их было немало.  Пожалуй, это многое говорит о культурном уровне армии того времени…

На том же диске выйдут и Вариации для виолончели и фортепиано  Александра Виельгорского. Фамилия музыкантов и виолончелистов Виельгорских часто возникает в связи с биографией Глинки, они были вхожи в его круг. В основном упоминают Михаила и Матвея. А Александр прожил совсем недолгую жизнь – всего 19 лет. Его «Вариации на собственную тему», как и сонату Лизогуба, мы записали в Большом зале консерватории на подлинных исторических инструментах.  Александр играл на старейшей в России - и одной из старейших в мире - действующей виолончели, на жильных струнах, без шпиля,  а я на фортепиано Бродвуда – это  инструмент 10-х годов XIX века, который нам любезно предоставил для записи Петр Айду, мой гениальный коллега, пианист и клавирист, тоже преподаватель нашего факультета. Он сам приобрел его,  отреставрировал у прекрасного бельгийского мастера и привез в Россию. В диск также войдет русская клавирная музыка на клавесине в исполнении Марии Успенской – соната Бортнянского, вариации Василия Караулова на тему русской песни  «Ах, как тошно мне, тошненько» и большая соната Льва Гурилева - отца Гурилева, автора известных романсов, его отец тоже был крепостным, при этом  великолепным композитором. И также для этого диска Фатима Лафишева и  Мария Успенская записали скрипичную сонату Максима Березовского. Надеемся, что эта запись выйдет уже совсем скоро.

P.S. Фестиваль «Органные вечера в Кусково» продолжается. Впереди еще 6 концертов  - 6 изысканных программ, в которых примут участие замечательные музыканты. Даты концертов и подробную программу можно узнать на сайте.

Беседовала Светлана Остужева

Реклама

Мы рекомендуем
17.09.2021, 18:57
Большая часть производителей рекомендуют заменить летнюю резину на зимнюю, когда среднесуточная температура воздуха достигает отметки в7C, передает портал «Авто Mail.ru».
17.09.2021, 18:02
Переработчики мусора обратились к главе кабмина Михаилу Мишустину в связи с риском отсрочки реформы расширенной ответственности производителей (РОП), которая обяжет компании целиком отвечать за утилизацию упаковки уже с 2022 года.
Реклама